0
Руб. Товар добавлен в корзину Товаров в корзине на сумму
НАРОДНЫЙ ПАМЯТНИК
НАРОДНЫЙ ПАМЯТНИК

Фонд финансового обеспечения возведения памятника С.И. Грицевцу
Торжественное мероприятие, посвященное передаче в дар Центральному музею Великой  Отечественной войн
19 мая 2017 года
передать в Центральный музей Великой Отечественной войны.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Об Отце

 

Об Отце

 

 

 

Дружбы нет крепче, теплей и верней,

Чем в нашей большой стране.

На истребителях двое друзей

Летали в одном звене.

Прославленным лётчиком был один,

Другой – командиром звена.

Эмалью и золотом на груди

Сверкали у них ордена…

Так начинается стихотворение известного поэта Лебедева-Кумача, посвящённое прославленному лётчику, первому дважды Герою Советского Союза Грицевцу Сергею Ивановичу, моему отцу. Его военные подвиги начались в небе Испании в 1938-м году. Это было во время Гражданской войны в Испании, когда фашизм уже вовсю шагал по Европе, завоёвывая часто не без помощи лояльных к нему диктаторов некоторых государств всё новые плацдармы. Тогда многие страны послали на помощь испанскому народу своих добровольцев, в числе которых были и наши советские лётчики, показавшие удивительную храбрость и мастерство.

Так, например, группа Сергея Грицевца, используя его тактику «соколиного удара», побеждала в воздушных боях противника, превосходящего численностью и маневренностью.

А в одном получасовом воздушном бою отец лично сбил 7 самолётов противника, что наблюдали с земли члены Лондонской комиссии по невмешательству. Об этом подвиге писали и многие иностранные газеты. Среди прочих – испанская газета «Мундо Обрэро» и английская "Дейли ньюс", которая вышла с броским заголовком: "Русский лётчик Сергей Грицевец - человек изумительной храбрости".

За героизм, мужество и особое мастерство в небе Испании отец получил звание Герой Советского Союза.

Когда отец вернулся из Испании, его направили на помощь дружественной Монголии, подвергшейся нападению Японии, и где шли ожесточённые бои в районе реки Халхин-Гол и озера Хасан.

Обстоятельства требовали включения в боевые действия новых сил, более опытных лётчиков, прошедших закалку в небе Испании.

Участники тех боёв, лётчики, с которыми мне посчастливилось встретиться в моей уже взрослой жизни, рассказывали, что ясное небо становилось тёмным от количества одновременно участвующих в бою самолётов с обеих сторон. И часто японские силы числом превосходили наши.

В том же самом стихотворении поэт Лебедев-Кумач пишет:

Шёл бой, один из таких боёв,

Когда в небесах теснота.

Враги налетели, как вороньё,

С чёрною лентою на хвостах.

Враги пригнали столько машин,

Что даже их не счесть,

Но наших лётчиков сокрушить –

Не фунт орехов съесть.

И вот в одном из таких воздушных боёв был подбит самолёт командира звена, в котором состоял отец, самолёт майора Забалуева. Его самолёт загорелся, и лётчик выбросился с парашютом, который стал опускаться на территорию противника. Многие лётчики, находившиеся тогда в небе, видели это и понимали, какая страшная участь ждёт лётчика, попавшего в плен к японцам. Увидел парашют друга и мой отец. Я часто вспоминаю фразу, сказанную мне одним из участников этого боя: «Мы видели, что случилось, и понимали, что Забалуеву уже не помочь, и только Сергей принял это невероятное решение».

Да, невероятное, невозможное, но только не для отца. Потому что ему не раз приходилось мгновенно принимать невероятные, но правильные решения.

Чтобы спасти друга, он на одноместном истребителе И-16 садится в степи на территории противника. Лётчики знают, что значит садиться в таких условиях.

Лебедев-Кумач так передаёт ощущения отца в этот момент:

«А вдруг скапотирую, что тогда?»

Ударило в жар и в пот.

Но чётко и плавно, как всегда,

Герой посадил самолёт.

От напряжения сухо во рту:

«Скорей, к самолёту беги!»

А сам с револьвером сидит на борту,

К машине спешат враги.

И ещё лётчики знают, что для второго человека места в истребителе И-16 просто нет. Действительно, втиснутый кое-как в самолёт Забалуев, задел ногой ручку газа, и мотор зачихал. Это был самый страшный момент: если двигатель заглохнет, его здесь не завести. А враги уже спешили, заранее радуясь такой добыче. Лётчики рассказывали, что самолёт отца японцы знали, и заранее оповещали своих лётчиков о том, что «в небе Грицевец».

Но мотор не заглох, самолёт взлетел и буквально на остатках горючего долетел до своих.

Это был первый в истории истребительной авиации подвиг такого рода.

Лично сбитых 30 самолётов в испанском небе и 12 – в боях у реки Халхин-Гол!

По числу сбитых самолётов среди военных лётчиков-асов всех стран в довоенные годы Грицевцу «не было равных», как писала о нём газета «Красная Звезда», корреспонденты которой провели в военных архивах специальные исследования на эту тему. Причём, если учесть, что 42 самолёта он сбил за 5 месяцев боевых действий, то такой результативности не было даже в годы Великой Отечественной войны.

С именем Сергея Грицевца связано появление такой награды, как «Золотая звезда героя», о чём, мне кажется, никто не знает или давно забыли.

Дело в том, что до подвига моего отца на Халхин-Голе по существовавшему тогда «Положению» героем можно было быть только один раз. Герой награждался Грамотой (кстати, она у меня есть) и орденом Ленина. Отец стал первым Героем Советского Союза, которому присвоили это звание повторно. То есть он стал не только первым, совершившим свой подвиг на реке Халхин-Гол, но и первым дважды героем. И чтобы отмечать героизм, проявленный не один раз, 1 –го августа 1939-го года была учреждена награда «Золотая Звезда». Был издан Указ о награждении отца двумя Золотыми Звёздами от 29-го августа 1939-го года. Но свои две Золотые Звезды, у которых должен был быть номер 1, отец получить не успел. Вид Золотой Звезды был утверждён в октябре 1939-го года, а отец трагически погиб 16-го сентября 1939-го года. Наверное, где-то должны быть и эти Золотые Звёзды под №1, и ордена Ленина, и Монгольский Орден, вручённый отцу Маршалом Чой-Бол-Саном. Мои обращения в военные архивы результатов не дали.

И вообще, памяти об этом уникальном лётчике и необыкновенном человеке удивительно не повезло у нас в России.

Московской улице в пределах садового кольца, названной его именем, вернули прежнее название, «забыв» вернуть имя отца снова на карту расширяющей свои границы Москвы. По этому поводу я неоднократно обращалась в Правительство Москвы, но получала просто отписки. Как я говорю, «разувековечили» память. В Москве ни в одном музее нет бюста отца, нет даже памятной доски на доме по адресу улица Горького 15 (теперь Тверская), где отец, как дважды Герой, получил комнату и где потом долго проживал его брат с семьёй.

И, наверное, никто даже не помнит, что в 1935 г. отец возглавил рекордный перелет шести истребителей И-16 по маршруту Бочкарево – Спасск-Дальний с посадкой в Хабаровске, завершив его за 3 часа 10 минут.

Историки пишут:

«Сергей Грицевец прожил короткую, но необычайно яркую жизнь, оставив в истории российской авиации заметный след. Майор Грицевец трагически погиб в 1939-м, и все-таки, можно сказать, что он имел самое непосредственное отношение к Великой Победе в 1945-м…»

Да, подвиги отца, как и довоенные подвиги других героев, были повторены в годы Великой Отечественной Войны, и многие имена удостоились народной памяти.

Но в каждом проявлении героизма был кто-то первый – первый забойщик на шахте, давший стране небывалое количество угля за смену, первый космонавт, первый лётчик, совершивший воздушный таран, первый герой, первый лётчик, спасший командира на одноместном истребителе с территории врага, первый дважды герой, первый трижды герой…

Первый! Это тот, до которого подобный героизм не совершался. Это гордость и слава нашей страны, это те люди, на примере которых мы должны воспитывать нашу молодёжь, прививать ей чувство патриотизма

В 2009-ом году в республике Беларусь, где отец родился, прошли грандиозные торжества в честь 100-летнего юбилея земляка, на которые я с семьёй была приглашена Министром обороны Белоруссии и Командованием ВВС и ПВО республики Беларусь. Там свято чтят память о первом дважды герое Советского Союза, и имя отца увековечено в памятниках, названиях улиц (во многих городах), его имя присвоено школам, фабрикам, железнодорожной станции и т.п.

Весь 2009-ый год практически каждый месяц газеты Белоруссии помещали статьи об отце, школьники писали сочинения о нём и даже стихи.

Так, ученик 8-го класса написал на белорусском языке стихотворение «Памяти Героя» так, что читать его без слёз не получалось. Очень поэтично описывая природу Белоруссии и тех мест, где отец родился, мальчик пишет, что Герой в детстве, как и сам автор, мог бы

Бежать, что б увидеть над плёсом,

Как носятся в небе стрижи…

Ведь этот мальчишка курносый

Был сам голубиной души.

Речушки петляющей ложе,

Крик чаек… Как кличут кого…

Что скажешь, ну всё тут пригоже,

Да грустно – нет больше ЕГО.

Правда, это мой перевод с белорусского; у ученика 8 «А» класса гимназии № 5 Юры Сидоровича получилось лучше.

Да, грустно. Да, отец родился в Белоруссии, но с самого детства всю свою короткую сознательную жизнь он прожил в России и отдал себя своему военному делу во имя России. Но Россия, похоже, забыла о своём первом.

Когда в Белоруссии меня спрашивали, как в России отметили эту знаменательную дату, мне было стыдно сказать, что никак, мне было стыдно за свою Россию.

И, наверное, чтобы показать, что и Россия внесёт свою лепту в этот праздник, я в своём очень не молодом возрасте на авиа шоу Центрального аэроклуба Белоруссии, носящего имя отца, совершила под руководством инструктора на Як 52 фигуры высшего пилотажа – пикирование, петлю Нестерова, бочки (правую и левую), разворот…

Сын Сергей тоже принял участие в этом шоу. Правда, он сделал больше фигур высшего пилотажа, в том числе плоский штопор. И я подумала, что при этом отцу приходилось ещё увидеть врага, стрелять, видеть опасность со стороны, следить за ведомым…

Так давайте вместе ценить и хранить нашу славную историю, напоминать в прессе и на телевидении о великом прошлом России, без которого не бывает великого будущего. Ну, не показывать же без конца на экранах сомнительных «звёзд» эстрады и легенд так называемого «гламура» и смаковать «жареные факты» о них!

Лариса Сергеевна Архангельская (Грицевец)

 

Архангельский Сергей Вячеславович
Архангельский Сергей Вячеславович

Президент фонда

ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца

Яндекс.Метрика
© 2015-2017 Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца