0
Руб. Товар добавлен в корзину Товаров в корзине на сумму
ПОДДЕРЖИ ПРОЕКТ !
ПОДДЕРЖИ ПРОЕКТ !
Сам ПРОЕКТ !
ПРОЕКТ ПАМЯТНИК

Торжественное мероприятие, посвященное передаче в дар Центральному музею Великой  Отечественной войн
19 мая 2017 года
передать в Центральный музей Великой Отечественной войны.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Крылья над Халхин Голом

 

 

 

Советская авиация в боях на реке Халхин-Гол.

 

 

 

После нескольких спровоцированных Японией вооруженных инцидентов (1935-1936 гг.) на границе Монгольской Народной Республики (МНР) и марионеточного государства Маньчжоу-Го в первой половине 1939 г. в районе р. Халхин-Гол началось сосредоточение крупных воинских формирований вооруженных сил Японии и советско-монгольских войск. Ограниченный воинский контингент РККА находился на территории Монгольской Народной Республики в соответствии с протоколом о взаимопомощи от 12 марта 1936 г., подписанным между СССР и Монголией.

Истребитель И-16 из 70-го ИАП на аэродроме Тамсаг-Булак.

 

Истребитель И-16 из 70-го ИАП на аэродроме Тамсаг-Булак.

 

Общая численность японских ВВС, дислоцированных в Маньчжоу-Го (на 1 мая 1939 г.), составляла 355 самолетов1. Находившийся в Монголии 57-й Особый корпус РККА имел 82 самолета (100-я смешанная авиабригада2). К концу мая их количество возросло до 203 аппаратов за счет дополнительной переброски на ТВД из Забайкалья 23-й авиабригады. Общее руководство ВВС РККА в зоне конфликта было возложено на начальника ВВС ЗаБВО комкора В.И.Изотова. Авиационная группировка противника (к концу мая) не превышала 76 самолетов (68,5% истребители).

Боевые действия начались 11 мая 1939 года. Первый воздушный бой (по японским источникам) состоялся 20 мая. 21 мая (по нашим данным) советская авиация понесла первые потери — был сбит связной самолет Р-5. Летчик Супрун погиб, а штурман Архипов получил ранение. В ходе воздушных боев за период (20(21)-31 мая) ВВС РККА потеряли 17 боевых машин.

Экипаж бомбардировщика СБ — участники боёв. Слева-направо: лётчик К.С. Швецов, штурман С.Б. Исаев, моторист А.Н. Ковалёв, стрелок-радист Н.Я. Мыльников, техник К.Н. Балакин.Экипаж бомбардировщика СБ — участники боёв. Слева-направо: лётчик К.С. Швецов, штурман С.Б. Исаев, моторист А.Н. Ковалёв, стрелок-радист Н.Я. Мыльников, техник К.Н. Балакин.

Советский истребитель И-153

 

Советский истребитель И-153 "Чайка".

 

Для улучшения руководства авиационными частями в составе советской воздушной группировки в Монгольской Народной Республике была проведена реорганизация: вместо 100-й и 23-й смешанных авиабригад образовали истребительную (22-й и 70-й иап, полковник Т.Ф.Куцевалов) и бомбардировочную (38-й и 150-й сбп, полковник В.Е.Нестерцев) бригады.

В частях резко активизировалась летная и боевая учеба, а в штабе воздушной группировки были разработаны инструкции и рекомендации для летного состава по ведению боев с японскими самолетами.

Большое внимание уделялось организации службы ВНОС. 18 августа 1939 г. в районе боевых действий командование ВВС организовало на ТВД 25 постов ВНОС на расстоянии 10-15 километров друг от друга3.

Для решения этой задачи были привлечены: отдельная рота связи и телефонно-кабельная рота 57-го особого корпуса (с 15 июля — 1-й армейской группы), 20-я отдельная радиорота, 5 отдельных рот связи (60-я, 64-я, 82-я, 85-я и 597-я), 123-я отдельная рота ВНОС, две отдельные (123-я и 139-я) и 756-я кабельно-шестовая роты, две отдельные телеграфно-эксплуатационные роты (672-я и 673-я).

Позднее командующим 1-й армейской группы (создана на основе 57-го особого корпуса) комкором Г.К.Жуковым была утверждена специальная «Инструкция постам ВНОС». Материальное обеспечение личного состава, находившегося на постах ВНОС, производилось по линии ВВС и войсковых частей.

Лётчик В. Скобарихин возле своего И-16.

 

 

Лётчик В. Скобарихин

возле своего И-16.

 

 

Руководство службой ВНОС фактически осуществлялось штабом ВВС 1-й армейской группы через 7-й отдел штаба и начальника связи. Для охраны некоторым постам ВНОС были приданы бронемашины4.

В связи отсутствием на самолетах-истребителях командных радиостанций (рации стояли только на бомбардировщиках и некоторых Р-5Ш) было принято решение организовать на передовых постах ВНОС пункты наведения, с которых при помощи сигнальной связи (комплекты сигнальных полотнищ и стрелы наведения) осуществлялось целеуказание экипажам истребителей, находящимся в воздухе. 9 из 25 постов ВНОС были оборудованы пунктами наведения.

Все элементы системы управления были связаны между собой линиями проводной связи, вдоль которых располагалась охрана и аварийные команды; для дублирования проводной связи были подготовлены все имевшиеся радиосредства, но они бездействовали из соображения радиомаскировки. Для скрытого управления частями были разработаны переговорные таблицы и условные позывные должностных лиц. Имелась единая кодированная карта района боевых действий, разбитая на квадраты, пронумерованные трехзначными цифрами.

Для прикрытия группировок войск, транспортной сети, аэродромов и других объектов привлекались подразделения зенитной артиллерии. Уже в мае 1939 г. на ТВД действовали: отдельный зенитно-артиллерийский дивизион (озад) 6-й кавалерийской бригады, 37-й, 67-й и 150-й озад и 64-я зенитная батарея. Однако повышенная активность японской авиации потребовала усиления советской ЗА в Монголии. 1 июня 1939 г. на фронт прибыла 3-я батарея 66-го озад (командир — старший лейтенант Шахалошвилли)5 с задачей прикрыть центральную переправу через р. Халхин-Гол. Батарея с задачей справилась хорошо — переправа была сохранена (в один из дней она сбила 2 самолета противника)6.

В первые месяцы военного конфликта подразделения зенитной артиллерии решали преимущественно задачи по прикрытию от ударов японской авиации наземных объектов, переправ через р. Халхин-Гол, командного пункта 1-й армейской группы, аэродромных узлов, группировок танков и артиллерии.

Советская авиация, в первую очередь, стремилась нанести максимальный урон живой силе противника, ослабить его воздушную группировку (на земле и в воздухе), разрушить военную инфраструктуру врага в зоне боевых действий. 17 июня три эскадрильи 22-го иап провели штурмовку позиций японских войск вглубь маньчжурской территории, подвергнув пулеметному обстрелу транспортный узел Халун-Аршан7.

В. Скобарихин в кабине своего истребителя с поврежденным при воздушном таране крылом.

 

В. Скобарихин в кабине своего истребителя с поврежденным при воздушном таране крылом.

 

 

22 июня над оз. Буир-Нур состоялось первое крупное воздушное сражение, в котором одновременно участвовало 105 советских самолетов (56 И-16 и 49 И-15) и «более 120» — с японской стороны8. В ходе сражения наши потери составили 17 аппаратов, японские – 109.

24 июня свое первое боевое крещение получили бомбардировщики СБ. 23 самолета (150-й сбп) подвергли бомбардировке японские войска на восточном берегу Халхин-Гола. В качестве ответного хода (с целью ослабить советскую воздушную группировку) 27 июня японская авиация (104 самолета) совершила налеты на аэродромы 22-го и 70-го истребительных авиаполков. В результате наши потери (крупнейшие в ходе всего военного конфликта) составили: 22 истребителя (9 И-15биси 13И-16), 11 человек погибло, 20 человек ранено10. Потери японской стороны составили 6 аппаратов.

В июле 1939 г. на вооружение советской авиации в Монголии стали поступать новые образцы авиационной техники: И-153 «Чайка» и И-16 тип 17 (И-16П). Общая численность ВВС РККА в МНР (на 1 июля) составила 280 самолетов, противник располагал 100— 110 аппаратами11.

Тыловое обеспечение авиационных частей осуществлялось шестью авиабазами: 144-я авиабаза — 22-й иап; 703-я авиабаза -70-й иап; 145-я авиабаза — 56-й иап; 108-я и 218-я авиабазы — 38-й, 56-й и 150-й бап. 103-я авиабаза обеспечивала работу двух передовых аэродромов.

С начала боевых действий стала быстро развиваться аэродромная сеть, и к концу событий советская авиация располагала десятью аэродромными узлами. Быстрому развитию аэродромной сети благоприятствовал рельеф местности. С целью введения противника в заблуждение в районе передовых аэродромов, южнее горы Хамар-Даба, оборудовались ложные аэродромы с расположенными на них макетами самолетов И-16.

Места ложных аэродромов периодически менялись, а макеты на них переставлялись.

Как правило, каждая авиабаза обеспечивала боевую работу авиации с одного аэроузла, состоявшего из 4-6 аэродромов (площадок) с соответствующими складами и коммуникациями. Командир авиабазы во всех отношениях был подчинен командиру авиационного полка, дислоцировавшегося на данном аэроузле.

Руководство по обеспечению боевой деятельности авиации на каждом аэродроме или площадке осуществлял комендант, в распоряжении которого находились все имевшиеся силы и средства обеспечения. На него же возлагалась охрана аэродрома и материальной части, организация противовоздушной и химической обороны.

Зенитная группировка усилилась за счет зенитной батареи 36-й мотострелковой дивизии (с 5 июня) и 266-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона (с 10 июня).

Советские авиаторы — участники боёв на Халхин-Голе. Крайний слева — заместитель начальника ВВС РККА Я.В. Смушкевич, рядом — лётчик-истребитель И.А. Лакеев.

Советские авиаторы — участники боёв на Халхин-Голе. Крайний слева — заместитель начальника ВВС РККА Я.В. Смушкевич, рядом — лётчик-истребитель И.А. Лакеев.

 

В первые дни июля японское военное командование приступило к проведению операции «Второй период номонханского инцидента».

В ночь со 2-го на 3-е июля войска генерала Кобаяси форсировали р. Халхин-Гол и после ожесточенного боя захватили на ее западном берегу гору Баян-Цаган, находящуюся в 40 километрах от маньчжурской границы. Сразу же после этого японцы сосредоточили здесь свои главные силы и стали интенсивно строить фортификационные сооружения и возводить эшелонированную оборону. В дальнейшем планировалось, опираясь на господствовавшую над местностью гору Баян-Цаган, ударить в тыл оборонявшихся на восточном берегу р. Халхин-Гол советских войск, отрезать и в дальнейшем уничтожить их. Действия наземных войск были поддержаны с воздуха японскими бомбардировщиками. Огнем нашей ЗА и атаками истребителей было сбито 6 самолетов противника.

В течение дня наша авиация неоднократно совершала бомбово-штурмовые удары по позициям и переправам японских войск.

6 июля летчик 2-й эскадрильи 22-й иап В.Скобарихин совершил первый среди советских летчиков на Халхин-Голе воздушный таран12. За время воздушных боев (2-6 июля) противник потерял 32 самолета (потери ВВС РККА составили 20 аппаратов).

В ночь с 7 на 8 июля первые боевые вылеты на Халхин-Голе совершили тяжелые бомбардировщики ТБ-3 (3 самолета), сбросив на г. Ганьчжур до 1,6 тонны бомб13. К концу месяца на ТВД действовала целая эскадрилья ТБ-3 (23 аппарата, командир — майор Егоров).

15 июля, в соответствии с приказом наркома обороны СССР, 57-й Особый корпус был преобразован в 1-ю армейскую группу (АГ, командующий — комкор Г.К.Жуков). Командующим ВВС 1-й АГ стал полковник А.И.Гусев, командующим истребительной авиацией — майор Иван Алексеевич Лакеев.

Я. Смушкевич демонстрирует командному составу 1-й АГ кусок обшивки сбитого японского самолета.

 

Я. Смушкевич демонстрирует командному составу 1-й АГ кусок обшивки сбитого японского самолета.

 

В то же время противник сосредоточил в районе р. Халхин-Гол 2 авиационные бригады (148 самолетов)14. Заметно возросла мощь и советской авиации (пополненная свежими силами, в том числе 10 лучшими летчиками Балтийского и Черноморского флотов).

21 июля состоялось второе крупное воздушное сражение: 157 советских самолетов (95 И-16, 62 И-15бис: 22-й и 70-й иап) и 40 японских истребителей. Противнику удалось сбить 6 наших И-15бис, потеряв при этом 3 своих аппарата.15

К 1 августа общая численность группировки ВВС РККА в Монголии составила 532 самолета (включая 7 аппаратов монгольской авиаэскадрильи)16.

Силы японской авиации выглядели значительно скромнее — около 200 боевых машин.

К этому времени законченный вид получила группировка ЗА в зоне боевых действий. В течение 23 июля — 9 августа в район р. Халхин-Гол прибыли 2 зенитных артиллерийских полка (85-й и 191-й). Всего на ТВД имелось 3 отдельных зенитных артиллерийских дивизиона (63-й, 66-й и 150-й), два зенитных артиллерийских дивизиона 85-го зенап17 и две отдельные зенабатр (36-я и 57-я18 ) — всего 16 батарей.

20 августа советско-монгольские войска приступили к проведению наступательной операции по окружению и уничтожению японской группировки на восточном берегу р. Халхин-Гол. По позициям противника были нанесены массированные воздушные удары силами 150 (по другим данным — 153) скоростных бомбардировщиков СБ под прикрытием 144 истребителей. Одновременно штурмовые группы (46 самолетов И-16) подавили огонь японской зенитной артиллерии19. Всего за день на вражеские позиции, тыловые объекты и транспортные коммуникации было сброшено 166 тонн бомб20.

Сбитый японский бомбардировщик Ки-21.

 

 

Сбитый японский бомбардировщик Ки-21.

 

Полковник А.Гусев и командир 22-го ИАП майор Г.Кравченко.

 

 

Полковник А.Гусев и

командир 22-го ИАП

майор Г.Кравченко

 

 

При подготовке и проведении операции советская зенитная артиллерия использовалась на широком фронте. Прикрытию подлежала территория площадью более 1000 квадратных километров, а имеющимися зенитными средствами возможно было охватить лишь около 600 км2. Дивизионы имели задачу по прикрытию отдельно выбранных объектов. Широкие интервалы между батареями (7-8 км) при организации боевых порядков внутри дивизионов не обеспечивали многослойность огня, более того, огневую связь имели, как правило, лишь две зенитные батареи. В целом боевой порядок созданной зенитно-артиллерийской группы (ЗАГ) был линейным и, соответственно, боевые порядки дивизионов являлись линейными и на широких интервалах удаленность фланговых зенитных дивизионов от штаба группы достигала 30-35 километров21.

Взаимодействие нашей истребительной авиации и ЗА в течение операции не производилось, так как этот вопрос был упущен отделом ПВО 1-й АГ и план взаимодействия отсутствовал. Это, безусловно, снизило эффективность боевых действий зенитной артиллерии. Так, например, 29 августа советские зенитчики открыли огонь по групповой цели (25 истребителей и 9 бомбардировщиков), однако неожиданно в бой с самолетами противника ввязалась малая группа наших истребителей. Зенитный огонь был прекращен и противник ушел практически безнаказанно.

Несмотря на это, зенитная артиллерия с задачей справлялась вполне успешно. В зоне ее огня японские летчики сбрасывали бомбы, не долетая до цели, и поворачивали обратно, стремясь выйти из-под обстрела, или, в ущерб основной задаче, начинали совершать противозенитный маневр. В целом боевые действия зенитной артиллерии и выполнение ею поставленных задач Военным советом 1-й АГ в целом оценивались на «хорошо». Зенитной артиллерией сбито 33 самолета противника (из числа тех, что были заактированы — оформлены акты об уничтожении), истребительной авиацией — 646 самолетов22.

21 августа японские ВВС попытались повторить массированный налет на советские аэродромы, задействовав для этой цели 41 бомбардировщик под прикрытием 88 истребителей. Противник был своевременно обнаружен нашими постами ВНОС, на перехват ему вылетели советские истребители. В 15-20 километрах к северу от Тамсаг-Булака развернулось воздушное сражение, в котором участвовало 184 самолета ВВС РККА и более 120 японских боевых машин (потери: 13 самолетов противника и 5 -наших истребителей)23.

Дальний бомбардировщик ДБ-3.

 

Дальний бомбардировщик ДБ-3.

 

В том же месяце в боевой обстановке впервые были применены реактивные снаряды РС-82, установленные на истребителях И-16 авиагруппы (командир — капитан Н.И. Звонарев), организационно входившей в авиаполк Героя Советского Союза майора Г.П. Кравченко.

Всего за период с 8 августа (день первого вылета самолетов с подвешенными РС-82) по 15 сентября 1939 г. группа совершила 59 боевых вылетов и участвовала в 16 воздушных боях, применяя реактивные снаряды, и в 6 боях, применяя пулеметный огонь. При этом советскими летчиками было сбито 17 самолетов противника (И-97 — 14, СВ-96 — 2 и ЛБ-97 -1). В воздушных боях израсходовано 413 снарядов (24,3 снаряда на один сбитый самолет).

Применение реактивных снарядов РС-82 в воздушном бою против истребителей и бомбардировщиков целиком себя оправдало. По сравнению с другими средствами, снаряды оказались наиболее мощным видом авиационного вооружения, безопасными в обращении, безотказными в бою. После событий на Халхин-Голе реактивные снаряды калибра 82 мм были включены в вооружение самолётов-штурмовиков и бомбардировщиков СБ.

31 августа советско-монгольские войска завершили разгром окруженной наземной японской группировки. За время наступательной операции (20-31 августа) общие потери японской авиации составили 57 машин.

Летчики — участники боев на Халхин-Голе. Слева-направо: С.И. Грицевец, И.А. Прачик, Г.П. Кравченко, П.М. Коробов, А.И. Смирнов.

 

Летчики — участники боев на Халхин-Голе. Слева-направо: С.И. Грицевец, И.А. Прачик, Г.П. Кравченко, П.М. Коробов, А.И. Смирнов.

 

С 22 мая по 15 сентября 1939 г. советская авиация выполнила 20 524 самолетовылетов, из них за август — сентябрь -14458 (более 70%). 18 509 вылетов (90%) приходилось на долю истребителей. Бомбардировочная авиация совершила 2015 самолетовылетов, из них 1529 (74,2%) — на уничтожение вражеских войск непосредственно на поле боя24.

По оценке командования ВВС 1-й АГ противник на Халхин-Голе потерял (без учета уничтоженных средствами ПВО) 646 самолетов, из которых 588 (529 истребителей, 42 бомбардировщика и 17 разведчиков) сбито в воздушных боях и еще 58 (35 истребителей, 2 бомбардировщика, 15 разведчиков и 6 транспортников) уничтожено при налетах на аэродромы25.

Безвозвратные потери советских ВВС были значительно меньше — 258 самолетов (из них в боевых условиях -209 машин)26. Наибольшее количество потерь понесла истребительная авиация, вынесшая основную тяжесть этой борьбы. Был утрачен 161 самолет (77,7%).

За мужество и героизм в борьбе с авиацией противника 28 советским летчикам было присвоено звание Героя Советского Союза, а С.И. Грицевец, Г.П. Кравченко и позднее Я.В. Смушкевич были удостоены этого звания вторично, став первыми дважды Героями Советского Союза27.

 Майор Н.Н.Звонарёв.               Г.П.Кравченко.               Полковник Т.Ф.Куцевалов.

Ст. политрук В.Н.Калачёв.         Ст. лейтенант И.И.Красноюрченко.          Ст. лейтенант А.П.Пьянков.

 Одним из самых результативных советских летчиков был признан старший лейтенант В.Рахов. За три месяца пребывания в зоне боевых действий (по советским данным) он лично сбил 8 японских самолетов и еще 6 в составе группы. При возвращении на свой аэродром 27 августа получил смертельное ранение при зенитном обстреле его истребителя. Удостоен звания Героя Советского Союза.

www.gsiwinner.ru

Архангельский Сергей Вячеславович
Архангельский Сергей Вячеславович

Президент фонда

ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца

Яндекс.Метрика
© 2015-2017 Фонд ПОБЕДИТЕЛЬ им. С.И.Грицевца